Полезное непонятное

Сходил тут на одну… лекцию (?) из которой я почти ничего не понял, но зато я понял что-то про статью Дойча, о которой я писал несколько дней назад. Судя по всему, каждой научной дисциплины есть несколько аспектов: описательный (вот природа, она такая), формальный (уравнения) и аксиологический, т.е. завязанный на человеческие ценности (он же, с некоторой натяжкой, прагматический).

Дойч подчеркивал важность — и даже примат — формального аспекта, что для квантовой физики вполне может и справедливо. Справедливо ли это в более описательных (география) или более аксиологических (экономика) дисциплинах — вопрос спорный. Но если спросить меня, какая из этих разных «научных» дисциплин более «научная», то мой ответ будет «физика, нет вопросов».

Я понял также еще одну вещь: если ты претендуешь на работу в формальной области, ты обязан начинать свою коммуникацию с определений. Потому что иначе твоя конструкция совершенно непонятна. Но если ты повернул вслед за прагматическим поворотом, если ты претендуешь на какую-то пользу — ты обязан начинать с проблематики. Не с целей, я умоляю. Цели ваши мы знаем: «вырасти на 20% за год». С фига ли на 20%? Почему не на 200%? Или не на 2000%? Это никогда не понятно. Потому что конкретные существующие проблемы нужно решать, а не ставить какие-то пришедшие в припадке медитации цели.

Не абсолютизируйте эксперимент

Я не могу претендовать на то, что я понял хотя бы половину того, о чем написано в статье Дэвида Дойча The logic of experimental tests, particularly of Everettian quantum theory, но одну мысль я, кажется понял. Поправьте меня, если я понял неправильно.

Есть такое мнение, что если теорию нельзя проверить экспериментально, то эта теория ненаучна. Это не так. Большинство научных теорий в любом случае не проверяется экспериментально. На их недостатки можно указать, просто сидя на диване — по тому, как эти теории стыкуются с другими теориями и известными наблюдениями.

Отсутствие экспериментальной проверки не делает теории ненаучными. Ненаучными их делают нестыковки с тем, что сейчас понимается как наука. Гомеопатическая теория ненаучна не потому что гомеопатия не работает в двойных слепых рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях. Гомеопатическая теория ненаучна потому, что она не стыкуется со всем остальным, что мы знаем о клинической фармакологии. Гомеопатические препараты при этом могут работать или не работать, это вопрос, который не так уж сильно связан с самой теорией.

Не нужно абсолютизировать эксперимент, он небезупречен. Если в результате эксперимента мы видим, что нейтрино движется быстрее скорости света, это не значит, что теория относительности неверна. Нам нужно проверить оптические кабеля, возможно, проблема в них (как на самом деле и оказалось).

При этом теория относительности может быть неверна по другим основаниям. Например, потому что она противоречит квантовой механике. Обе теории хороши, но поскольку они противоречат друг другу, одна из них должна быть неверна. Скорее всего, они обе неверны. Но обе, при этом, научны. В понимании Дойча (или, скорее, Поппера), ни одна научная теория не верна. Научная теория — это не истина, а заблуждение наивысшего качества, которым наука в данный момент обладает.

Все это, конечно, не добавляет науке особенного веса в политических спорах. Удачи с такими объяснениями в телевизоре. Хотя… наверное, если напрячься, можно объяснить. Слышали когда-нибудь фразу “Мысль изреченная есть ложь”? Так вот, для ученых это не философия, а ежедневная рабочая реальность. Что-то в таком духе.

///

Почему я вдруг об это этом пишу? Потому что в своей работе я непрерывно наблюдаю ситуации, есть один или даже несколько экспериментов, но их результаты никто толком не может объяснить. Приведу пример. Первое впечатление — как влияет? Для кого? Можно ли его изменить? Ни на один из этих вопросов нет нормального ответа.

Вот есть эксперимент, который показывает, что влияние первого впечатления на оценку 45-минутной лекции очень небольшое. Хорошо, но почему? Почему другие эксперименты показывают другое? Знаете, это тоже не наука. Первоочередная задача науки по Дойчу — объяснять, и эта задача не решена.

В области презентаций проблема с экспериментальными доказательствами в том, что вся область похожа на швейцарский сыр. Где-то что-то известно, но дырок — куда больше. Нет никакого общего теоретического фреймворка, в который эксперименты можно было бы класть.

Статья Крейга «Теория коммуникаций как область знаний» — это хорошее начало, но это метатеория в том смысле, что она описывает другие теории. Она не описывает поле из мета-позиции напрямую. В психологии существует эволюционный подход, который претендует на то, чтобы быть мета-теорией. Но его проблема в том, что он больше про биологию — которая важна — чем про культуру, которая кажется важнее. К нему тоже много вопросов и до конкретных коммуникационных ситуаций там еще работать и работать.

Социально-психологический подход (вы же читали Чалдини?), который, казалось, лучше всего разработан и претендовал на некое доминирование сейчас сильно перетряхивается. Там большой кризис репликаций уже лет 5, эксперименты массово не воспроизводятся и это тоже не добавляет ясности. Вы видели, что происходит с праймингом? Его просто не удается найти! А ведь когда-то казалось, что это прям Теория. Канеман о нем в своей книжке писал! Короче, надо что-то с этим делать.

Пенсионерская кофточка

Подслушал тут в одном разговоре словосочетание «молодежная кофточка». Это было аргументом за то, что молодой человек такую кофточку должен носить. Вам смешно, но на самом деле это очень частая проблема. Членов группы, к которой ты сам себя не относишь, ты склонен воспринимать как что-то монолитное, неделимое. Почему бывает «пенсионерская кофточка», а «молодежной» — не бывает? Воот.

«Пенсионерская кофточка» — в точности такая же глупость. Многие внутри внутри себя склонны уравнивать «пожилой человек статистически вероятно будет носить такую кофточку» и «пожилой человек обязательно будет носить такую кофточку». Это прохлоп, не надо так думать.
С точки зрения коммуникации это начинает быть проблемой, когда ты коммуницируешь за пределы своей группы и не вполне владеешь языком этой группы. Конечно, здесь комический эффект достигается тем, что «молодежь» не называет свою одежду «кофточка». Но интересно, что когда ты коммуницируешь внутри своей группы, всем абсолютно понятно, что имеется в виду.

Одна мысль на слайд

Для многих людей и компаний стандарт «одна мысль на слайд» — недостижимый идеал, потому что это реально очень сложно — найти хотя бы одну мысль на слайд. В половине презентаций не найдется одной мысли на всю презентацию, что уж там говорить про каждый слайд.

Утраченное искусство думать

Новая проблема: из-за сфокусированности на исполнении (execution) корпорации забыли, как думать! Нос подняли — корма утонула. Мне кажется, это угарно смешно.

У меня всегда была претензия к пункту «склонность к действиям» (bias for action) из классической книги «В поисках совершенства» Питерса. Я всегда думал, что люди делают слишком много.

Питерс писал, что люди сидят на бесконечных встречах и ничего не делают — и это правда, такая проблема есть. Но вывод «хватит болтать, давайте делать» он очень спорный. «Хватит болтать, давайте думать» — это ровно столь же разумный вывод.

Люди почему-то уверены, что противоположность слову — дело. Это так, есть и еще одна противоположность — мысль. Возможно, они не понимают этого, потому что они совсем не думают. Но возможно, также, им просто никто об этом никогда не говорил.

P.S. Идея Think Week мне очень нравится, надо как-нибудь устроить себе.
https://sloanreview.mit.edu/article/the-lost-art-of-thinking-in-large-organizations/

Lucini rebranding

Это настолько круто, что невозможно передать. Они одновременно все сохранили и все поменяли. Образцовая реформа.

This is so cool you won’t believe it. They’ve changed everything and yet everything is almost exactly like it was before. I wish every change was like that.

https://www.underconsideration.com/brandnew/archives/new_logo_and_packaging_for_lucini_by_werner_design_werks.php